Учимся вместе

Учимся вместе!

логин: , пароль:

Коромыслова башня.


(цитаты из легенды «Коромыслова башня»)

 

Там, где в Волгу Ока, нашей Руси река,

Свои тихие воды вливает

И весенней порой быстротечной волной

Далеко берега заливает,

 

Там, врагам всем на страх, на высоких горах

Нижний Новгород был заложен;

Был церковный собор, княжий терем и двор

Деревянной стеной обнесен.

 

Но из бревен стена не прочна, не страшна,

И не мало ветшала с годами,

И не раз от огня пострадала она,

И не раз разорялась врагами; 

 

… Князь дружину собрал и совет с ней держал,

Как бы стены прочнее устроить;

И решили одно, что пора бы давно

Их из прочного камня построить;…

 

…«Так-то так… только, князь, есть обычай у нас,

Что велит зарывать без пощады

Всех, кто первым пройдет в день начала работ

Там, где стену закладывать надо.

 

Тот обычай не вздор, он идет с давних пор –

Самый Новгород тем ведь и крепок,

Что под башней одной, за Софийской стеной,

Там зарыт был один малолеток.

 

Уж кому суждено, тот пройдет все равно,

Будь то зверь, человек или птица;

А иначе стена ведь не будет прочна,

Да и строить ее не годится»…

 

…В день закладки стены для осады войны

Поздно утром Алена проснулась

И открывши глаза, после крепкого сна

С наслажденьем разок потянулась;…

 

…Прибежала на плот, смотрит – кто-то идет,

А она и платка не надела;

И скорее воды зачерпнула она

И обратно идти уж хотела.

 

Но взбираться горой, по тропинке сырой,

Тяжело, и скользят сильно ноги;

А короче был путь, коль стену обогнуть

И дойти до проезжей дороги.

 

И Алена пошла там, где легче идти,

Где скорей можно было вернуться,

Чтоб пораньше прийти и воды принести,

 Пока муж не успеет проснуться.

 

Вот идет и с трудом коромысло несет,

Тяжело – не мужская ведь сила;

Вдруг глядит – в стороне, примыкая к стене,

Яма вырыта – словно могила.

 

Любопытства у баб уж не выбьешь никак,

Не могла не взглянуть, не стерпелось,

Нет ли в яме кого, не лежит ли чего,

Непременно узнать захотелось.

 

Вот она подошла, яму ту обошла

И на дно ямы той посмотрела

Но едва лишь затем на другое плечо

Положить коромысло успела,

 

Как из ближних ворот показался народ,

Все угрюмые, грозные лица;

«Эй, -  кричат,  - погоди! Дальше ты не иди,

Молодая жена иль девица!

 

А попотчуй водой!» и живою стеной

 Вся толпа ее вмиг окружила;

Но Алена не робкой была создана

И с усмешкою всех их спросила:

 

«Шутку, что ли, шутить иль меня устрашить

Вы хотите? Да я не пуглива.

Вот ужо на заре вы к зеленой горе

Приходите, я там говорлива.

 

А теперь не мешай! Я по делу иду

И на шутки теперь не гожуся;

Не мешай, говорю, а не то оболью!

Я ведь злая, когда рассержуся!»

 

«Нет, не шутку шутить, не тебя устрашить

Мы хотим – наша шутка плохая;

И вечерней зари, и зеленой горы

Не видать уж тебе, молодая!...

 

… Только солнце одно рассказать бы могло,

Что пред смертью она испытала,

Как ей горе-слеза застилала глаза,

Как несчастная билась … дрожала…

 

…Вот исчезло чело… вот и всю занесло…

Вот с краями могила сровнялась…

И от жертвы живой за обычай людской

И следа над землей не осталось.

 

Долго ждал-поджидал и сердился-ворчал

Молодой, поджидая молодку,

И уж молвил не раз, что сегодня задаст

Он Алене хорошую трепку….

 

…Целый день он бродил, сам не знал, где ходил, -

И лишь поздней ночною порою

Очутился бедняк, сам не ведая как,

На обрыве крутом, над Окою.

 

Сильный ветер шумел, небо мглою одел,

И страшна была темная ночь;

Но никто не умел, и не мог, и не смел

Овдовевшему мужу помочь.

 

И в безумной тоске он взмолился реке:

«Ты сильна, им тебя не обидеть,

Отомсти – и волной ты могилу размой,

Дай хоть кости мне милых увидеть!

 

За услугу твою я тебе отдаю

Свою грешную душу и тело,

Хоть последним рабом буду в царстве твоем,

 Лишь скорей принимайся за дело!»

 

И, с проклятьем вздохнув и на небо взглянув,

Беспредельною злобою полный,

Не боясь темноты, он с крутой высоты

В разъяренные кинулся волны.

 

С той поры каждый год, только тронется лед.

Начинает Ока волноваться;

После зимнего сна, новой силой полна,

Не по дням – по часам разливается.

 

Соберет все снега и зальет берега,

И шумит, и бушует, и злиться,

И волну за волной посылает на бой,

И до башни добраться стремиться.

 

Но гора высока, и напрасно река

Тратит даром могучие силы:

И прибои волны башне той не вредны,

                                                                И не смыть им заветной могилы.



Поэтическое изложение легенды сделано А.А. Навроцким (1839-1914)  Отрывки легенды взяты из книги А.А. Навроцкого «Сказания минувшего. Русские былины и предания в стихах». СПБ. 1896г.

 

Подобная легенда существует в Б. Мурашкине. В ней го­ворится, что якобы при сооружении местных укреплений вокруг села были зарыты живая девушка и бык, который од­новременно с ней подошел к месту строительства.

О Коромысловой башне существуют и другие легенды. Од­на из них, вероятно более позднего происхождения, сообща­ет, что суровый обычай был смягчен людьми, получивши­ми от боярина приказ закопать живой, схваченную у ямы женщину с ведрами и коромыслом. Она, рассказыва­ется в легенде, слезно умоляла землекопов и каменщиков пощадить ее и жизнь ребенка, которого она ждала. Те сжа­лились над женщиной и потихоньку от боярина, ведавшего этим делом, отпустили ее. А чтобы строгое поверье было со­блюдено, они поймали в траве безобидное насекомое, имену­емое коромыслом, бросили его в свежевырытую яму и быст­ро закопали. Отсюда, утверждает эта легенда, и пошло на­звание башни


Рейтинг статьи: